Главная : Сознание в буддизме и в квантовой физике – дискуссия в Институте философии РАН 4


Автор: savetibet.ru  |  Дата: 2015-07-05 08:08:21

Часть 1, Часть 2, Часть 3

Далее выступила Виктория Георгиевна Лысенко, д.ф.н., гл. научный сотрудник Института философии РАН:

Прежде всего, я хотела поблагодарить докладчиков за «духоподъемные» доклады. Хотя, по классификации Давида Исаевича [Дубровского – ред.], их можно отнести к категории романтических, но я считаю, что как стимул развития мысли - романтические идеи играют гораздо большую роль, чем занудные научные построения.

Я хотела бы сначала отреагировать на доклад уважаемого профессора Алана Уоллеса. Я не разделяю его пессимистической оценки ситуации, не считаю, что не развивается методология и т.п. Мне представляется, что есть, по крайней мере, одно направление современных когнитивных наук - оно называется embodied mind («отелесненный, или воплощенный, ум») или enactive mind («активированный ум»), которое как раз и продвигает новую революционную систему взглядов. В ней поставлено под сомнение наше классическое представление о мире и о нас самих. Согласно этому представлению, есть мир, независимый от нас, и есть независимый от мира субъект, сознание, ум, который этот мир изучает, с ним взаимодействует и т.д. Инициатором и вдохновителем этого нового направления был чилийский биолог Франциско Варела, который опирается на некоторые идеи буддизма, в частности, на идею отсутствия субъекта, "я", как некоего центра, откуда управляется тело. Отсутствие центра личности подтверждается данными когнитивных наук, и в современной литературе можно встретить цитаты, я их даже себе выписала, которые говорят буквально то же, что и буддийские тексты. Эти тексты говорят нам о том, что нет не только «я»-центра, но и мира независимого от человека. Человеко-мир в буддизме, как и в теории «отелесненного ума» есть единая система, которая находится в постоянном динамическом взаимодействии.
В связи с этим мне представляется, что конфликт между религиозной и научной картиной мира, о котором говорил Вячеслав Семенович [Стёпин - ред.], не касается буддизма. Почему буддизм – это особый случай? Потому, что буддизм – это религия, в основе которой лежит вера в то, что человек может изменить свою природу. На химическом уровне. То есть, через сознание полностью изменить свою сущность. Эта религия с самого начала была заточена именно на изучение сознания, на изучение природы человека. Единственный метод, который человеку доступен, – это изучение собственного сознания средствами самого этого сознания. И вот в этом отношении, как мне кажется, когнитивные науки, и особенно направление, о котором я говорила, сделало значительный шаг навстречу представлениям, развитым в буддизме. Я не провожу тут каких-то скороспелых отождествлений, поскольку есть всякие нюансы. Но в принципе, не все так плохо. Это по поводу первого доклада. 

По поводу второго доклада – я совершенный профан в физике и мне действительно все это показалось слишком спекулятивно и абстрактно, но одно мне понравилось, а именно -- определение сознания через введение альтернативы. Мне кажется, что если говорить о сознании вообще, то это единственно правильный способ, чтобы как-то приблизиться к его пониманию. Ведь что делает сознание? – Оно прежде всего различает, функция же синтеза все равно является вторичной по сравнению с функцией собственно различения, анализа и дифференциации. Слово "сознание" на санскрите - виджняна, т.е. дифференцирующее, различающее, распознающее. Не случайно в буддизме говорится о шести виджнянах. Это часто переводят как шесть сознаний, но на самом деле речь идет о способностях распознавания - визуального, слухового, тактильного и т.д. И вот если пытаться как-то определить сущность процесса познания и сознавания, то, наверное, надо начинать с этого самого распознавания, постулируя дифференциацию и выбор из каких-то возможностей. Это по поводу второго доклада. 

Далее последовало ещё несколько интересных выступлений, и заключительное слово произнёс ведущий конференцию В.А. Лекторский:

У меня самое трудное и невыгодное положение на этом Круглом столе, потому, что я даю всем слово, слежу за временем, сам же ничего сказать не могу, хотя, у меня есть своя позиция по этим вопросам. Хочу только повторить то, что я сказал в самом начале – что эти проблемы у нас дебатируются, большие дискуссии ведутся по проблемам сознания, в частности, в течение какого-то времени в нашем институте работает специальный семинар, посвященный философии сознания, и мы с профессором Дубровским в этом семинаре участвуем. Там у нас самые разные люди выступают, дискуссии идут очень большие, и каждый из сегодняшних докладов можно было бы целый день обсуждать. Просто в сделанных сегодня докладах масса спорного, дискуссионного, -- и мы обсудили их лишь в той мере, в какой смогли. Но вопросов очень много, и поэтому подвести итоги довольно сложно. Могу сказать только то, что сама тема, как она была сформулирована: соотношение буддийской концепции сознания с тем, что делается в современной науке, очень интересна. Такого у нас не было, и в этой связи, я хочу продолжить то, что сказала здесь Виктория Лысенко. Я об этом сказал в начале, но может быть, меня не услышали. Что в самом деле очень много сделано в изучении сознания, и в нейронауках в частности. Это не просто "то, что никакого отношения не имеет к пониманию проблемы сознания", как было сказано одним из высупавших. Так я не думаю. И в самих этих науках тоже большие сдвиги идут, в том числе революционные. Многие специалисты считают, что в развитии когнитивной науки, которая уже существует три- десятка лет, был ряд этапов, и последний этап многие связывают с тем, что называется, "embodied mind"- то, что начал делать Ф. Варела. Вышла книга, написанная тремя авторами: Варела, Томпсоном, и Рош –- нейробиологом, философом и специалистом по когнитивной психологии. Это попытка принципиально нового понимания познания и сознания. И самое интересное, на что я хочу обратить внимание, -- это попытка сопрячь то, что делается в изучении сознания с позиции первого лица – с позиций феноменологии, в частности, -- с тем, что делается в когнитивной науке, т.е. рот изучении познания и сознания с позиции третьего лица, и вместе с тем с буддийским пониманием сознания. 

Оказывается всё это можно совместить. Феноменология – это не совсем традиционная интроспекция, это попытка особого описания феномена сознания с позиции первого лица. И в рамках теории “embodied cognition” даётся совершенно новое понимание познания , используя ту концепцию, которую Варела сам изобрел и назвал "теория аутопоэзиса". То есть это не просто повторение того, что делалось в когнитивной науке раньше или в психологии ещё раньше. пятьдесят лет назад. Это новое понимание самих нервных процессов. Ф. Варела работал последние годы своей жизни во Франции. Сейчас эта концепции весьма популярна и в других странах. В частности, в США, где философ и специалист в области когнитивной науки Э. Кларк разработал собственную версию “embodied cognition”. 

Это новый подход к пониманию познания, сознания, и самое интересное, что некоторые авторы (в частности, сам Варела) пытаются найти точки соприкосновения с буддийским пониманием сознания. Такого раньше не было. И вместе с тем, это интересно в другом отношении, -- это смыкание нейронауки, -- на новом этапе, -- с тем, что делалось в другой традиции -- в традиции связанной с интроспекцией, с феноменологией, чего не было на протяжении многих десятков лет. 

Об этом можно много говорить, но, во всяком случае – это новый этап в исследовании познания и сознания. Как можно совместить, в самом деле, изучение сознания с позиции первого лица, и с позиции третьего лица? Поэтому, в самом деле, это очень интересно, и я вижу большие перспективы в обсуждении всего этого круга вопросов. 

То, что сделано в буддизме, тоже открывает какой-то новый способ понимания субъективной реальности. И то, что мы здесь сегодня сделали за эти часы нашей работы, по-моему, это очень важный шаг. Надо продолжать об этом размышлять.

Проблема сознания -- одна из центральных проблем современной науки в целом, а главное, ее исследование может изменить в корне традиционные представления, сложившиеся и в философии, и в специальных науках: Это точка роста современной науки, философии и и культуры в целом.

Я хотел бы поблагодарить всех участников, а докладчиков прежде всего. И выразить пожелание, что мы будем продолжать дальше эти вещи обсуждать, и встречаться в разных коллективах и в разных местах. Спасибо вам всем.

Примечения
7. Интересно сопоставить это с аналогичным высказыванием Его Святейшества Далай-ламы XIV из книги «Вселенная в одном атоме» (с.13-14,30): «…несомненно и то, что некоторые специфически научные разделы буддийской мысли — такие, как древние космологические теории или устаревшие физические представления — должны быть пересмотрены в свете современных научных данных… Если научное исследование показывает, что нечто существует или же, напротив, не существует (а показать отсутствие чего-либо — вовсе не то же самое, что просто не обнаружить искомое), мы должны принять результат такого исследования как факт. Если научная гипотеза была проверена, подтверждена и найдена верной, нам следует ее принять. Точно так же буддизм должен принять в качестве достоверного факта не только то, что обнаружено в процессе медитативного опыта, но и то, что открыто методами научного исследования. Если, исследуя какое-то явление, мы обнаруживаем доводы и доказательства, подтверждающие его существование, нам следует признать его в качестве реальности, даже если такое понимание идет вразрез с устоявшимся мнением или авторитетными писаниями. Итак, один из основополагающих подходов, роднящий буддизм и науку, состоит в эмпирическом подходе к реальности и в неприятии тех, пусть даже традиционных, воззрений, которые оказываются в противоречии с эмпирическим опытом.»

8. Мною на эту тему опубликовано несколько статей, а недавно я перевел и издал книгу Гитина Фунакоси «Каратэ-до. Мой жизненный путь» (М.:Канон+,2011) и написал к ней в виде послесловия статью «Великий учитель Гитин Фунакоси: философия, поэзия и проза каратэ-до». 

9. Barry Loever. Consciousness and Quantum Theory: Strange Bedfellows // Consciousness: New Philosophical Perspectives. Clarendon Press. Oxford, New York, 2003.

10. Пенроуз Р., Шимони А., Картрайт Н., Хокинг С. Большое, малое и человеческий разум. М.,2004. Обратите внимание, что среди критиков этой концепции выступает и Стивен Хокинг.